Плетение из бересты в наши дни. Разговор с мастером
11.06.2020
Автор: Дарья Пушкова
294
11.06.2020
Автор: Дарья Пушкова

Никакие смартфоны, 3D-принтеры и роботы 21 века не смогли отодвинуть народные промыслы в исторические хроники. В этом мы убедились, пообщавшись с Полиной Бурениной, мастером семейной мастерской «Радуши» из Алтайского края, которая изготавливает предметы быта и украшения из бересты.

С Полиной мы познакомились на одном из фестивалей народных промыслов. Наше внимание привлекли лапти в окружении гончарных изделий и украшений из бисера. Казалось бы, обувь славянских сельчан давно была предана забвению, современному человеку лапти без надобности. С другой стороны, трудно представить себе Нидерланды без кломпов — традиционных деревянных башмачков. Или технологически развитую Японию без деревянных сандалий — гэта. И те, и другие сегодня носит довольно ограниченный круг людей, в основном они продаются в качестве сувениров.

А вот каково применение лаптей, сделанных в мастерской «солнечных душ» («Ра» в названии мастерской означает солнце), выясняем у Полины:

— Покупают мои же коллеги, ремесленники, которые занимаются изготовлением народных кукол. Я плету лапти размером от 1 см до 45 размера, пестери и корзинки на заказ. Вещи из бересты приобретают реконструкторы и любители летних фестивалей. Недавно заказчики из Москвы купили несколько лаптей для бани. Музей заказывал у нас мотанки для горшков из глины. В некоторых музеях можно встретить расколотые горшки, которые обернуты берестой для сохранения формы. Когда горшок раскалывался, его не выбрасывали, это считалось расточительством. Его обматывали берестой и использовали под сухие сыпучие продукты: крупы, зерно, муку. А еще благодаря свойствам бересты обмотанный горшок удерживал тепло, но при этом не обжигал руки.

Плести из бересты Полина начала в детстве во время учебы в художественной школе. Взяла несколько занятий вне программы, понравилось. Увлечение дочери поддержал отец, сыграв существенную роль в том, чтобы первоначальный интерес в последствии перерос в семейное дело.

— Берестоплетение — занятие нетрудное, особенно, когда уже умеешь. А вот заготовить материал, сохранить его, подготовить до состояния лент — тяжело. Папа меня поддержал, и мы начали заготавливать бересту, я продолжила учиться плетению. Во время учебы познакомилась с признанным мастером художественного промысла Владимиром Георгиевичем Махнюком, основоположником техники «Столовая береста». У него своя мастерская на Урале, в ней он занимается клееной берестой. Делает чайники, кружки, самовары. Его берестяной самовар стоит в кабинете у Владимира Путина.

Вдобавок к традиционному плетению Полина освоила направление клееной бересты. Бисер и камни в ее творчестве возникли из желания украсить себя, женская душа просила цвета, блеска, оригинальных форм.

— Не все творческие люди способны одинаково хорошо создавать продукт и продавать его. Раз это ваше основное занятие теперь, вы, наверняка, научились второму. Сложно было?

— Рано или поздно ремесленнику приходится выходить в люди. Сначала я посещала местные мероприятия, приходила с маленьким столиком на День города или 9 Мая. Меня заметили центры русской народной культуры, отделы культуры, стали завязываться знакомства, начали приглашать на выставки, конкурсы. Так нарабатывается опыт общения и продаж. Заказчиков среди ремесленников я часто нахожу сама, предлагая им свои изделия.

Пока нас интересует тема сбыта, самый частый вопрос от покупателей: не наносит ли заготовка бересты вреда березе.

— Заготовку бересты следует производить в строго определенное время. Бывает, люди пишут: «бедная березка». Но заготовка занимает всего лишь полтора месяца в году и происходит в тот период, когда закончилось основное сокодвижение — в начале лета. Я снимаю верхний слой бересты в начале июня, до начала зимы береза успевает компенсировать его нехватку. В природе все мудро устроено. Получая такие вопросы, я сделала несколько фотографий, на которых изображена береза в день снятия верхнего слоя, как она будет выглядеть через год и через 20 лет. На последней фотографии черного пояса совсем нет.

— Полина, как вы считаете, чем вызван интерес к народным ремеслам в последние годы? Стали доступны материалы, душа потянулась или это модно?

— Думаю, все вместе. Когда я училась в школе, начал появляться интерес еще к чему-то кроме вязания и шитья. Но не было ни литературы, ни интернета, ни инструментов, и мы не знали что такое «мастер-класс». Вырезали редкие картинки из журналов, обменивались мало—мальским опытом друг с другом. Но самым главным и в те времена и сейчас был и остается интерес к делу и желание им заниматься. Например, в занятии берестоплетением многих отпугивает необходимость самостоятельно заготавливать материал, ведь в магазине его не купишь.

Не так давно Полина с семьей переехала в Солоновку близ курорта Белокуриха, а раньше жила у Телецкого озера. Это село у подножия Алтайских гор давно примагничивает творческих людей и переселенцев. В чем его секрет? Оказалось, специально семья «Радуши» Солоновку не выбирала, так сложились обстоятельства: подвернулся недорогой дом. Они и не предполагали встретить здесь столько рукодельников и приезжих из разных уголков России.

Возможно, это не люди, а место выбирает себе людей?




Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также
Исторические личности

Михаил Ульянов: актер, которому подвластны любые краски В честь учреждения премии «СО» публикует биографию известного сибиряка: актера, режиссера театра и кино.

Современники

Гостья из Швейцарии рассказала о своих впечатлениях о Белокурихе Осенью Мадлен Изабель Люти планирует вернуться! «СО» побеседовал с ней, чтобы узнать впечатления.

Современники

История новосибирского фотографа: из кофейни на сапсерф Фотограф Дмитрий Ганин рассказал об Алтае и новом для Сибири развлечении, ради которого в Новосибирск едут из других регионов.